Версия для слабовидящих
 

Историческая справка

ВЛАДИСЛАВ ФРАНЦЕВИЧ КРАЕВСКИЙ
«ОТЕЦ РУССКОЙ АТЛЕТИКИ»

kraevskiy

Под таким именем вошел в историю спорта энтузиаст атлетизма доктор В. Ф. Краевский.

Родился Владислав Францевич Краевский в Варшаве в 1841 году. Кончил медицинский факультет в варшавском и берлинском университетах. Переезжает в Петербург, где работает врачом. Еще в юности начал увлекаться физическими упражнениями, часто посещал цирк, где с интересом следил за выступлением атлетов. Работая врачом, продолжал увлекаться сильными людьми. Однажды он увидел в Зоологическом саду выступление немецкого атлета Шарля Эрнеста.

Выступление силача произвело на Краевского большое впечатление и он решил пригласить его к себе, чтобы вблизи увидеть этого артиста. Он пригласил своих знакомых врачей, интересующихся физическим развитием человека, и Шарля Эрнеста.. Атлет продемонстрировал несколько силовых трюков, которые Краевский зафиксировал в своих карточках, а потом заполнил карточку с антропометрическими данными силача. И вот теперь он окончательно решил осуществить свою давнюю мечту — организовать кружок любителей атлетики. Произошло это 10 августа 1885 года, и эту дату стали считать «днем рождения русской атлетики». Краевский едет в Германию, где знакомится с постановкой работы в атлетических клубах и кружках, приобретает некоторый спортивный инвентарь, собирает фотографии атлетов и борцов. Вернувшись домой, организовал в своей квартире на Михайловской площади в доме № 3, атлетический кабинет, который был прекрасно оборудован. Вдоль стен, на специальных стеллажах. Располагались шаровые и разборные штанги, гантели, бульдоги, гири разного веса и формы: в виде шаров, пирамидальные, в виде большого кирпича с вырезом для ручки, обычные гири и жонглерки (1,5 пуда). Эта коллекция спортивного инвентаря не знала себе равных в Европе. Стены кабинете от пола до потолка были увешаны фотографиями атлетов и борцов всех стран. Пол был обит мягким ковром, что давало возможность заниматься и борьбой.

Начались занятия. Краевский большое внимание уделял всестороннему физическому развитию, закаливанию. А вот, что вспоминает о занятиях в кружке лучший ученик Доктора Краевского знаме- нитый Георг Гаккеншмидт: «Владислав Францевич придавал большое значение развитию силы мышц спины и ног. Он говорил: «Бицепсы рук — дело второстепенное, накачать их особого труда не со- ставляет. Спина и ноги — вот основа силы и залог победы». Я следовал всю жизнь этим советам, и в то время мог сто раз перепрыгнуть через обеденный стол.» Тренируя своих учеников Краевский занимался и сам. Выполнял упражнения с гирями и штангой. Следует сказать, что заниматься он стал в возрасте 44 лет. Вот его результаты: жим двумя — 80 кг, жим «бульдогами» — 36 + 36 кг, жим лежа из-за головы — 88 кг.

Антропометрические данные Краевского в возрасте 57 лет:

рост — 170 см, вес — 80 кг, окружность грудной клетки — 105 см, бицепс — 38 см.

Об этом кружке заговорили не только в России, но и в Европе. Краевский стал признанным авторитетом. В кружке Краевского тренировались многие выдающиеся атлеты того времени. Ему обязаны своей спортивной карьерой Георг Гаккеншмидт, Гвидо Мейер, Георг Лурих, Сергей Елисеев, Иван Лебедев и многие другие.

13 января 1896 года петроградские атлеты-любители чествовали доктора Краевского, где впервые назвали его «Отцом русской атлетики» и решили ежегодно присуждать медаль его имени лучшему атлету. Краевский стал признанным авторитетом. В 1898 году на первом чемпионате в Вене он был избран председателем жюри.

В 1898 году Краевский организовал из своего кружка «Велосипедно-атлетическое общество». 25 марта 1898 года новое общество устроило грандиозный спортивный праздник в Михайловском манеже. Краевский устраивал всевозможные состязания по ве- лосипеду, по борьбе среди любителей и среди профессионалов. Для атлетов была большая честь позаниматься в кружке Краевского, а тем более зафиксировать рекорд. И вот, в 1900 году Краевский поскользнулся на улице и сломал ногу. Травма была серьезная и он слег в постель. Вот как пишет об этом И. В. Лебедев: «…Это было его гибелью. Он не мог переварить той мысли, что, может быть, ему придется ходить на костылях. Он вечно живой не мог оставаться без движений. И он умер. У старых атлетов воспоминания о Краевском всегда вызывает самые теплые чувства».